Вова

Герой проекта Wheeling heart
"Главное - двигаться," - уверен Вова. Какие испытания ему уже удалось преодолеть на жизненном пути? В каком направлении он двигается теперь? Мы выяснили во время беседы.
- Как ты оказался на коляске?
- Это врачебная ошибка. Родился я вполне здоровым ребенком, только недоношенным. Когда мне было три месяца, и у меня до семи месяцев были тяжелые грыжевые схватки. Было принято решение оперировать. Положили в детскую Морозовскую, прооперировали, пролежал ещё две недели, а выписывать меня приехала прабабушка. Запелёнанного ей отдали меня вместе со справками, справки были идеальными. Там она меня разворачивать не стала, решила довезти до дома, но когда развернула дома, она поняла, что из всего моего тела шевелятся только веки. Я лежал пластом. Она вызвала педиатра из местной поликлиники, педиатр тоже была в шоке. И когда уже меня перевернула на живот, они еле-еле нашли у меня на спине точку между пятым и шестым позвонком. Без расписки родителей, без дополнительного диагноза на то, была взята пункция, то есть, у меня был забор спинно-мозговой жидкости. Для чего? Зачем? У неё была только одна теория: так как это не лечение, это лишь диагностика, врач хотел подогнать одни анализы под другие и решил без определенных на то причин взять эту пункцию, думал, что всё обойдется, но как получилось вот так. Ну, доказать... Нас отговаривали судиться или что-либо делать, потому что это было начало девяностых, это было сложно, и врачи друг за друга заступались. Получилось так, как получилось. Я ни о чём не жалею.

- Ты всю жизнь, получается, был особенным. Как прошло твоё детство?
- У меня примерно до четырнадцати лет друзей не было вообще. Были вокруг меня ребята старше или мои ровесники, которые смеялись, просто презирали или в открытую говорили, что мне не следует ни с кем общаться, что со мной вообще будет неинтересно, что я ничего не добьюсь в жизни. И мне, конечно, хотелось доказать обратное. Мне всегда не хватало внимания. Я всегда хотел более публичную профессию, чтобы его получить. И как-то жизнь передо мной спонтанно всегда открывала возможности, я просто пробовал. Преодолевать - это пробовать постоянно что-то новое, искать. Потому что до тех пор, пока ты находишься в каком-то ступоре, ничего не происходит. Главное - двигаться. Главное двигаться внутри себя, наверное.

- Ты долго принимал себя самого?
- Вот это самое интересное, я себя всегда любил. Я люблю это сравнение: есть, допустим, пингвины, есть страусы, есть киви – это нелетающие птицы. Может быть, с точки зрения других птиц, они смешны, хотя не думаю, что животные в принципе способны на какое-то презрение. Это просто отдельный вид, который существует среди своего рода. Вот я тоже себя воспринимаю просто отдельным существом с другими возможностями. Я себя вижу красивым. Конечно, я всегда к себе придираюсь, но я считаю себя полноценным. Человек, который изначально появляется в каком-либо состоянии... у него нет момента сравнения, он считает это состояние естественным для себя. Он ничего не терял и не обретал. Это просто было с ним. Вот у меня так получилось.
Locally grown grape is cheap and very juicy

- Можешь ли ты справиться без посторонней помощи, чтобы выйти на прогулку?
- Да, я пробовал, я периодически занимаюсь подобным. Это всегда какой-то такой перформанс: я как-то раздвигаю коляску, ползком сажусь на нее, заранее открываю дверь. Одеться я могу совершенно самостоятельно, но времени уходит чуть больше, чем если бы мне кто-то помогал. Я открываю дверь, сначала выкатываю коляску до лифта, ставлю её на тормоз перед дверью, подтягиваюсь руками, переворачиваюсь спиной, сажусь в неё, потом откатываюсь, закрываю дверь ключем и вкатываюсь в лифт – до упора максимально ногами, чтобы коляска могла заехать, спускаюсь вниз и я жду просто, кто пойдет из подъезда или в подъезд, чтобы мне помогли спуститься с лестницы, а дальше я предоставлен сам себе. В метро на эскалаторе мне помогают. И я считаю, что я помогаю другим себя преодолеть. Глядя на меня, многие понимают, что есть инвалиды, что они точно так же хотят жить, как и все остальные, они ничем не отличаются. Это не шутка, это абсолютно серьезно. Даже если у меня будет целый гараж, набитый автомобилями, если я буду в состоянии себе в будущем обеспечить личного помощника, водителя и комфорт, я всё равно буду периодически ездить на метро. Потому что нужно всё время показывать, что такие люди существуют. До тех пор, пока кто-либо не начнёт выходить совершенно свободно на улицу, выходить из той зоны комфорта, которую ему дали в четырёх стенах. Другие люди не поймут никогда, что таким людям,
как я, действительно нужно.

- Чувствуешь ли ты на себе взгляды окружающих и как к ним относишься?
- Абсолютно разные. Но я могу сказать, что даже негативные, удивлённые - любые взгляды мне всегда нравятся, потому что я очень люблю привлечь внимание. И негативное внимание – это тоже внимание. Вообще психологически ко всему положительному мы относимся как к должному. То есть мы считаем, что мы заслужили какие-то хорошие моменты в своей жизни.
Я периодически люблю поглядывать, как на меня смотрят люди, когда я еду на эскалаторе, например. Для некоторых страшно, для некоторых забавно, некоторых это просто вводит в ступор совершенный. Мне даже ещё больше нравится переходить из обычного повседневного состояния в более "глянцевое", потому что я умею себя держать на должном уровне привлечения внимания. У меня было несколько случаев из жизни, когда на неделе моды ко мне прямо подбегает девушка, одетая в топовые вещи, на 9-12-сантиметровой шпильке, примерно от 35 до 40 лет, и говорит всегда приблизительно одну фразу. Не цитируя, а приблизительно: "Я давно хотела к Вам подойти, правда всегда боялась. Я у Вас хочу спросить, как у Вас получается так хорошо выглядеть и себя держать, потому что от Вас идет какой-то блеск в глазах, во взгляде?" Такое было несколько раз.

- А как?
- У каждого человека столько ресурсов для того, чтобы он добивался каких-то своих целей. Всё, что нужно сделать - в мозгу поменять ракурс зрения на то, что мы все в чём-то ограничены. Так или иначе, но теряя что-то, мы что-то приобретаем. У нас не забирают чего-то в абсолюте, нас дополняют чем-то. Но ведь и мы не привыкли смотреть с точки зрения, что мы получили! Мы смотрим и жалуемся, сколько потеряли. Это абсолютно неправильно. Я вообще не люблю «ровных» людей, мне с ними скучно. А вот когда человек позволяет ничем себя не ограничивать: ни в профессии, ни в общении с людьми, я думаю, что это вообще самые ценные люди, которые только существуют. На них мир держится, на их фантазиях.

Locally grown grape is cheap and very juicy
-
Всегда нужно помнить,что если ты не проживёшь свою жизнь так, как ты хочешь, второго шанса у тебя не будет.
- А если ты встречаешь какие-то негативные комментарии или что-то в этом роде, как ты
выходишь?
-Вот тут интересный момент. Меня лично могут зацепить, только близкие люди. Люди, находящиеся от меня за какой-то определённой гранью личного контакта с ними, меня не трогают никак. Какая разница, что обо мне думает тот человек, которого я не знаю,
который живет своей жизнью. Но когда, например, я вижу, что человека, который слабее меня, оскорбляют или унижают, тогда летят иголки очень сильно. У меня такая гипероценка ценнностей, я очень часто страдаю от того, что я всегда друзей и близких ставлю гораздо выше, чем себя. Очень мало людей, таких как я, добившихся чего-то, держится друг за друга. Есть действительно и среди людей в моем положении такой
момент соперничества, который я, в принципе, стараюсь атрофировать. Я его игнорирую, потому что мне хочется быть частью целого, помогать другим людям.

- Для Вас имеет значение секс?
-
Самая сексуальная для меня часть тела в человеке – это взгляд, глаза. Редкие люди обладают действительно правильным, красивым взглядом. Я всегда так говорю. Вот для меня самая главная эрогенная зона – это мозг. Если человек не может его удовлетворить правильно, то - увы! Ничего уже не получится. Никаких более тесных контактов не выйдет. Потому что это очень важно.
Умение нравиться – это, всё-таки, умение правильно дать представление о себе, дать какую-то пищу для размышлений, чтобы одновременно какая-то загадка была и максимальная честность, и все остальное. Я сексом могу заниматься, если так уже совсем честно, в течение 12 часов 8-10 раз и так далее, это очень важно. Но если в нём нет... если я понимаю, что в нём нет интеллекта, нет умения заигрывать, в нём нет чего-то большего, помимо внешнего... Я очень большой придира. Мне важен внешний вид человека, но если в нём при этом нет внутреннего такого же хорошего содержания, у меня не произойдёт возбуждения к этому человеку, потому что это будет пустое. Секс для меня - это обмен энергиями, в первую очередь. Самый мой главный постулат в жизни: каждый из нас живёт один раз нашу жизнь, какой бы она ни была. И главное - другим не делать плохо, но при этом всегда нужно помнить,что если ты не проживёшь свою жизнь так, как ты хочешь, второго шанса у тебя не будет.



Locally grown grape is cheap and very juicy
-

Locally grown grape is cheap and very juicy
Для меня самой большой
роскошью стало дружить с человеком, с которым я могу быть слабым.

- У Вас есть настоящие друзья?
- Если ты чего-то очень сильно хочешь, можно получить любую профессию, создать любые отношения, реализоваться, как угодно, получить то,что хочешь в любом периоде времени. Для этого самое, наверное, главное – это желание. И второе главное – это принимать и любить себя. Потому что, до тех пор пока ты не сделаешь этого по отношению к себе, тебя не полюбит никто. Ты не можешь дать того, чего у тебя нет. Это и закон физики, и закон внутреннего какого-то мира человека. Мы тянемся как раз к тому обычно, чего нет в нас самих.
Каждому из нас нужен человек сильнее нас, у которого мы могли бы чему-то научиться, за которым мы могли бы защититься, трансформироваться как-то. И чтобы это нас как-то улучшило, желательно. Я даже ставил опыт. Я на московских неделях моды принимал свое стандартное такое, достаточно лирическое, грустное внутренне состояние. Обычно я его закрываю, когда я на публике. И я заметил, что если обычно люди даже хотят подсесть поближе или они не испытывают негатива, то в этот момент люди даже отсаживаются чуть-чуть. Люди где-то на подсознании это чувствуют. И вот этот момент отталкивает. Поэтому я и говорю, для меня самой большой
роскошью стало дружить с человеком, с которым я могу быть слабым. Чудо, но есть люди, которые это понимают, принимают, чувствуют и которых это не отталкивает, потому что в них самих настолько много вот этой внутренней силы, что они даже об этом не думают. Это самое чудесное. Я считаю, что наличие таких людей - это, наверное, самый большой дар. Я стал думать о том, что есть некоторые люди (я даже иногда стал разграничивать понятия дружбы и любви между людьми) к котором ты чувствуешь это всё сразу. Ты нигде палку не перегибаешь. Ты понимаешь, что где-то ты можешь позволить повести себя чуть интимнее, где-то ты можешь позволить быть другом, а где-то просто так, приятельски отдалиться, когда это нужно. Но как-то классификация внутренних чувств, я понял, что со временем, она просто отметает все эти понятия. Она перестает быть необходимой, потому что это очень сложно - описать особенно большие, позитивные какие-то чувства, потому что они не входят в определенные рамки.
Интервью подготовила Ксения Дитяткина
Massive Attack: Angel
"Angel" is a song by the British trip hop group Massive Attack. It was released on 13 July 1998[1] and is the third single from their third album, Mezzanine, and the tenth single overall.

Над видео работали: